Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Осуществление геноцида невозможно без помощи местного населения

В последнем номере Журнала исследований геноцида опубликована новая мощнейшая работа доктора Умита Курта об армянах Айнтапа.

Особую ценность исследованию придает то обстоятельство, что его автор, выпускник Гарварда, сам родом из Айнтапа.

Думаю, долг и соответствующих структур Диаспоры, и новых армянских властей, приобрести эту работу и обеспечить ей как можно более широкую читательскую аудиторию. В том числе, переведя на разные языки.

Ниже представляю мой перевод рецензии на данную работу уважаемого Роберта Фриска без купюр.

Будь то Армения, нацисты или ИГИЛ, совершение геноцида невозможно без помощи местного населения

Это не что-то новое, но это то, о чем мы слишком часто забываем

Как организовать успешный геноцид — сто лет назад в Турецкой Армении, в 1940-ых годах — в оккупированной нацистами Европе, или в наши дни — на Ближнем Востоке? Замечательное исследование молодого ученого из Гарварда, посвященное массовым убийствам армян в отдельно взятом городе османской Турции 103 года назад, подсказывает простой ответ: геноцидальное правительство должно обладать поддержкой каждой из ветвей местного респектабельного общества: налоговых чиновников, судей, магистратов, младших полицейских чинов, священнослужителей, адвокатов, банкиров и, что наиболее болезненно для жертв, — своих соседей.

В обстоятельной работе Умита Курта о массовых убийствах армян Айнтапа на юге Турции в 1915 году, опубликованной в последнем издании «Журнала исследований геноцида», основное внимание уделяется незаконному завладению имуществом, насилию и убийствам лишь 20 тысяч из полутора миллионов армян-христиан, уничтоженных османскими турками в ходе первого холокоста ХХ века. Он не только приводит подробности серии тщательно подготовленных депортаций из Айнтапа и жалких надежд тех, кто был временно пощажен (история, трагически знакомая по многим историям еврейских гетто Восточной Европы), но и перечисляет имущество и владения, которые городские власти и крестьяне отняли у тех, кого они высылали на смерть.

Таким образом, местные преступники захватили фермы, фисташковые рощи, сады, виноградники, кофейни, магазины, водяные мельницы, церковное имущество, школы и библиотеки. Официально это называлось «экспроприацией» или «конфискацией», но, как указывает Умит Курт, «огромное количество людей стали сообщниками по кругу наживы, что было одновременно и кругом соучастия». Автор, родившийся в современном Газиантепе в Турции – первоначально Айнтапе, имеет курдско-арабское происхождение, а его свободная сухая проза делает его 21-страничный труд еще более страшным.

Он не проводит параллелей между армянским холокостом (выражение, которое используют сами израильтяне) и его еврейским аналогом, или нынешними геноцидальными актами на современном Ближнем Востоке. Но никто не может читать текст Умита Курта, не воссоздавая в памяти армии призраков, проявившихся в более поздней истории: коллаборационистов оккупированной нацистами Франции, польских пособников нацистов в Варшаве и Кракове и десятки тысяч гражданских лиц из числа мусульман-суннитов, позволивших ИГИЛ брать в рабство езидских женщин и уничтожать христиан Ниневии. Эти жертвы тоже оказались лишенными собственности своими соседями, их дома — разграбленными, а их имущество было распродано чиновниками, которые должны были защитить их, когда их стали истреблять.

Один из самых сильных аргументов Курта заключается в том, что центральное правительство не может преуспеть в уничтожении меньшинства своего народа без поддержки собственных сограждан: османам необходимы были мусульмане Айнтапа для выполнения приказов о депортации в 1915 году, вознагражденные имуществом тех, кого они помогли уничтожить. Так же, как местному населению нужна центральная власть для легализации того, что мы сегодня называем военными преступлениями.

Умит Курт — один из немногих ученых, признающих возросшую экономическую мощь османских армян за десятилетия до геноцида. «Зависть и негодование мусульманской общины сыграли главенствующую роль в создании атмосферы ненависти», — пишет он. То же самое повторяли и османы, заявляя, что армяне помогали врагам союзников Турции: тот же пресловутый предательский «нож в спину», который использовал Гитлер для сплочения нацистов против коммунистов и евреев в Веймарской республике. Сегодня на Ближнем Востоке это — «неверные», христиане-«крестоносцы» (то есть прозападные), которым пришлось спасать бегством свои жизни за якобы предательство ислама.

Нужно иметь пресловутое каменное сердце, чтобы суметь выдержать рассказ об айнтапских армянах весной 1915 года. Хотя они с самого начала подвергались преследованиям жестокой османской «Специальной организации» — Тешкилят-и Махсуса (ближайшего эквивалента нацистских айнзацгрупп 1940-х годов) и подлежали временному аресту, вначале армяне Айнтапа остались без помощи. Но они видели колонны армян из других городов, проходящих через Айнтап, первая из которых состояла из 300 женщин и детей, «раненных, их раны гноились, а их одежда представляла собой лохмотья». Еще два месяца через город проходили депортационные конвои, направляясь на страдания в пустыню. «Армянские девушки и мальчики похищались; вещи и деньги женщин грабились; их публично насиловали при активном соучастии жандармов и правительственных чиновников».

Подобно евреям Европы, которых изначально не затронул геноцид их единоверцев, айнтапские армяне не могли поверить в свою возможную судьбу. «Несмотря на все, что происходило вокруг нас, число тех, кто прятал голову в песок, подобно страусу, было немалым, — писал один из очевидцев. — Эти люди убеждали себя, что все хорошо, они пытались обмануть себя, полагая, что подобная депортация невозможна для Айнтапа [sic], и что с ними не произойдет ничего плохого».

Подобно отважным польским семьям и немногочисленным оскарам шиндлерам в нацистской Германии, несколько смелых турок выступили против Геноцида армян. Джеляль-бей, губернатор Алеппо в 61 миле от Айнтапа, отказался депортировать армян. Но он был уволен. И армяне-христиане Айнтапа оказались обречены.

30 июля 50 армянским семьям было приказано выехать в течение 24 часов. Первыми были высланы только ортодоксальные христиане, оставив все свои ценности. Один из выживших вспоминал: «Наши соседи-турки пели из своих домов, и мы могли их слышать: «Собаки уже в пути»»… Спустя неделю депортировали еще 50 семей. И то только для того, чтобы их атаковали вооруженные бандиты, ведомые главой местного Сельскохозяйственного банка. В самом Айнтапе женщины были изнасилованы и отправлены в местные «гаремы». Местный сельский глава («мухтар») убил шестерых армянских детей, сбросив их с горы. Конвои становились крупнее: к примеру, 13 августа 1500 армян из Айнтапа отправили на поезде и пешим ходом в Алеппо и Дейр-эз-Зор. Затем настал черед армян-католиков.

Продолжала свое существование лишь небольшая кучка людей. Это были протестанты — единственные армяне, к этому времени избежавшие уничтожения. Один из их лидеров слезно молил своих людей не делать ничего, что могло бы раздражать турецкие власти. «Пусть никто не берет к себе в дом ни ребенка, ни кого-либо еще из тех, кому было предписано выехать, а также из тех, кто проходит через город в качестве беженцев, или из числа наших друзей и родственников в городе». Там нет хороших самаритян. Но, в конечном итоге, протестанты тоже были депортированы. Из 600 протестантских семей почти 200 были уничтожены в Дейр-эз-Зоре в январе 1916-го.

Начальник местной полиции Айнтапа был поощрен за свой энтузиазм. В так называемых «комитетах по депортации», решавших судьбу армян, можно обнаружить местного члена парламента от Айнтапа и его брата, различных местных чиновников, главу муниципалитета, двух чиновников финансового департамента, двух судей магистрата, первого секретаря Айнтапского суда, бывшего муфтия, двух имамов, двух улемов, двух деревенских шейхов, секретаря религиозного благотворительного общества, врача, адвоката и директора приюта для сирот. «Ни одна из этих местных особ, — пишет Умит Курт, — ничего не предприняла для того, чтобы выразить свой протест против депортаций, спрятать раненых или остановить конвои». Из 32 тысяч армян Айнтапа 20 тысяч погибли в ходе Геноцида.

Но призраки и в самом деле выживают.

По случайности на этой неделе я закончил читать шокирующую книгу Мартина Уинстона о нацистском правлении в оккупированном «генерал-губернаторстве» Польши — «Темное сердце гитлеровской Европы», и обнаружил, что евреи (и поляки) из Варшавы, Кракова и Люблина зачастую проходили через точно такой же процесс ложной надежды, предательского сотрудничества и уничтожения, как армяне Айнтапа.

В то время как большинство поляков проявляли мужество, благородство и героизм, нееврейское меньшинство (и потому нынешнее правительство Польши грозит наказанием любому, кто говорит о польском сотрудничестве с нацистами), согласно Уинстону, «непосредственно участвовало в процессе убийств». Оно включало в себя польскую «синюю» полицию — как обычных полицейских в их обычной синей униформе, так и местных крестьян из Люблинского региона, многие из которых грабили своих жертв, прежде чем забить их до смерти. Сотни, возможно, тысячи беглых евреев стали жертвами преступников, «среди которых были сельские главы, члены сельской охраны, сформированной во время оккупации, и синие полицейские, действовавшие неофициально». Когда 50 скрывавшихся евреев были обнаружены в Щебжешине, их «выследила толпа». По мнению автора, мощным фактором в убийствах и преследовании евреев послужила «страсть к еврейской собственности».

И мы слишком хорошо знаем, что уже в наши дни на Ближнем Востоке этот привычный паттерн местных злодейств обернулся против своих соседей, христианских девушек, захваченных исламистами в Ниневии, разбитых езидских семей и их домов, разграбленных местными вооруженными суннитами. Когда ИГИЛ бежала из города Дейр-Хафир к востоку от Алеппо, я нашел там документы местных судов ИГИЛ; они подтверждают, что сирийские граждане предали своих братьев египетским судьям исламистских судов, что соседи получали финансовое вознаграждение, донося на тех, кто жил рядом с ними десятилетиями. Как известно, в Боснии в 90-х годах соседи-сербы убивали своих соотечественников-мусульман, насиловали их женщин и захватывали их дома.

Нет, это вовсе не ново, но мы слишком часто об этом забываем. Когда в 1940 году британское правительство просило моего собственного отца назвать тех, кто сотрудничал с нацистами после вторжения в Медстоун и Кент, в свой список тех, кто помогал немцам, он внес одного из своих лучших друзей — местного бизнесмена. Этнические чистки, геноцид, массовые зверства фанатиков могут управляться из Константинополя, Берлина, Белграда или Мосула. Но военные преступники нуждаются в своих людях, осуществляющих их проекты, или, используя старое немецкое выражение, «помогающих дать толчок колесу».

 

Автор статьи: Роберт Фиск (Перевод с английского —© Пандухт)

Поделитесь с друзьями:

Посмотрите еще:

Комментарии отключены.

Copyright © 2018 Армянский интернет портал Arm-portal.ru. All rights reserved. При использовании материалов Arm-portal.ru - прямая, открытая, индексируемая поисковыми системами активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА. Правообладателям
Яндекс.Метрика